ПОСЛЕДНИЙ ВЗЛЕТ БУБКИ?

В шикарных
клиниках мне обещали полное
выздоровление, только просили
немного потерпеть. Мне делали
инъекции, которые создавали
ложное впечатление
благополучия. Но все рушилось,
когда я выходил в сектор
прыжков.

Сергей Бубка не имел поражений
на крупнейших состязаниях до
1990 года. Он единственный среди
легкоатлетов победил на всех
пяти чемпионатах мира в одном
виде и выиграл Олимпиаду в
Сеуле. В 42 состязаниях Бубка
прыгал на шесть метров и выше.
Свой последний из 35 мировых
рекордов он установил в 1994 году
и получил за него «Феррари»
стоимостью в 120 тысяч долларов.

После неудачи в Атланте, где
Сергей Бубка так и не добежал
до прыжковой ямы, о великом
атлете заговорили в прошедшем
времени.

— Сегодня боль ушла?

— Когда я разбегаюсь в полную
силу, вспыхивают всплески боли.
Но меня вновь просят потерпеть,
обещают, что к концу года все
пройдет. Раньше я умел
заставить себя не замечать
боль. На чемпионате мира в
Токио победил почти что на
одной ноге, слышал, как во время
разбега в травмированной
ступне что-то треснуло.
Помните, как я, хромая, пришел
тогда на пресс-конференцию? А
теперь мне стало трудно
забывать о травмах, они
отвлекают от прыжка. Начинаю
бояться и подсознательно
страхуюсь. Но я пытаюсь
вылечиться от этого страха и
вступаю с ним в борьбу. Так было
недавно в Париже, где прыгал
под проливным дождем после
длительного перерыва.

— Вы боретесь с травмами, а
соперники вас не волнуют?

— Пусть ребята воюют друг с
другом за медали, а я буду
состязаться с самим собой.

— И вступите в борьбу на
высотах, когда большинство
соперников сойдет с дистанции?

— Не вижу причин менять
привычную тактику.
Страховаться не в моем
характере. Результат для меня
не важен. Меня бы устроила
победа, даже если достаточно
будет прыгнуть лишь на пять
метров. Но в Афинах судьба
золотой медали решится на
высотах в 5.90 -6.00.

— Вы начинали свою
спортивную карьеру еще при
Брежневе…

— И заканчиваю в команде
независимой Украины, страны,
которую приходится строить с
нуля. Но в душе остаюсь
советским, ничего не могу с
собой поделать. Самое трудное —
ломать привычную психологию.

— Хотя вы и обосновались в
Монако…

-Но я же никуда не эмигрировал,
живу на два дома. Езжу со
служебным украинским
паспортом. В Монако для меня
все ясно. А вот что происходит в
бывшем Советском Союзе, понять
не могу. Читаю газеты и еще
больше запутываюсь. Вот вы
скажите: что будет с Россией?

— Не стать ли вам для
большей ясности монегаском?

— Принимать гражданство Монако
не имеет никакого смысла, для
меня и так открыты все границы.
Я, чем могу, пытаюсь помочь
своей родине, Донецку, где
народ живет тяжело. Нынешние
руководители, дорвавшись до
власти, первым делом набивают
карманы, хотя бы немного они
подумали о простых людях.

— Поэтому своих сыновей вы
решили держать подальше от
жестокой домашней
действительности?

— Они учатся во французской
школе. Виталию уже 12, Сергею — 10
лет. Но от прыжков с шестом я их
отвадил и дал в руки теннисные
ракетки. Пусть вырастут в
больших чемпионов. Мне
нравится смотреть, как они
играют. Ведь их тренирует
знаменитый Боб Бред. В свое
время он готовил Иванишевича и
Медведева.

— А лечение тем временем
продолжается?

— Пью противовоспалительные
лекарства. Хотя эта отрава и
вредна для организма. На
прыжках она тоже может
сказаться, но без лекарств
нельзя. Самое сложное сейчас —
не сорваться, ведь приходится
форсировать подготовку.

— На вас давят еще и
спонсоры? В Атланте они делали
на Бубку большую ставку, но вы
не оправдали их надежд.

— Я не знаю, какие они понесли
из-за меня убытки, но
моментально ощутил холодок во
взаимоотношениях с этими
людьми. На моих руках не
осталось выигрышных карт.
Спонсоры могли от меня
избавиться в любую минуту. В
этом мире никого в сущности не
волнует моя травма. После
Атланты я понял, что, как бы
вокруг меня ни суетились, ни
обнимали, завтра пнут под зад
коленкой, как только сочтут
ненужным.

— Поэтому вы постараетесь в
Афинах не огорчить спонсоров?

— Не в спонсорах дело. Я не могу
уйти сегодня из спорта. Нужно
обязательно установить хотя бы
один мировой рекорд, иначе буду
считать свою миссию
невыполненной. Да ведь все же
осталось при мне — сила, опыт…
Если бы еще было здоровье. Я не
устал от легкой атлетики и хочу
выиграть Олимпиаду в Сиднее.

— Но теперь вы сами стали
«новым украинцем», занимаетесь
на родине солидной коммерцией.

— Сегодня ради прыжков с шестом
о всяком бизнесе пришлось
забыть, забросил крупные дела.
Заботы о клубе в Донецке
переложил на брата Василия.
Несколько месяцев не занимаюсь
ничем, кроме прыжков с шестом.
Это когда был помоложе, энергия
бурлила, хватался за все, что
можно.

Н. ИВАНОВ,
К. СЕРОВ.
«Комсомольская правда».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *